пятница, 8 августа 2014 г.

zapovednyy napev


Я вдруг понял понял смысл христианских заповедей. Точнее моиссеевых, но при этом несомненно христианских (ибо других у них нет). Тех самых заповедей, которые нарушаются последователями этой веры с таким размахом, что их можно скорее назвать их нормой поведения (уж номер 2 - абсолютно точно, там где про поклонение изображениям).

На самом деле это не то что делать нельзя, а то делать нужно - делать, чтобы заполучить Вину, эмоцию без которой настоящее христианство невозможно.


Вина - это цемент данного верования. Христианское миссионерство использует вину как свое главное оружие. Я не раз замечал, как люди обращенные в данное миропонимание будто начинают похваляться своей виной, иногда устраивая соревнования по измерению степени персональной вины.

У основателя движения это конечно уже проглядывает и сильно. но истинный изобретатель цемента Вины - товарищ Августин из Гиппона. Соплеменник Зинеддина Зидана. Его знаменитая и влиятельнейшая Исповедь красуется на моей полке и я ее иногда почитываю. Там есть много феерических пассажей - например про разврат кипящий котлом в Карфагене. Но с ней есть небольшая проблема - это маниакальный текст. Не все религиозные тексты того времени маниакальны. Ориген и Тертуллиан - вполне здоровы и в чем-то даже более ясны, чем например Платон, не говоря уже об Аристотеле. Но Августин не таков. Очевидно, что Вина для него - какое-то последнее убежище от неких невероятных драконов внутри самого себя. И церковь взяла на вооружение именно этот паттерн.

Таким образом, драконы для данного верования жизненно необходимы. Поддержание жизнедеятельности внутренних драконов - первоочередная задача. Не мытьем, так катанием.


Комментариев нет:

Отправить комментарий