понедельник, 9 февраля 2015 г.

c'est degueulasse

Был такой Франсуа Трюффо. В 54 году он взволновал киномир статьей Об одной тенденции во французском кино. В ней Трюффо сурово обличил так называемую Традицию качества (Традисьон де калитэ) во франкском кино середины века 20. Это были хорошие-годные-понятные-прикольные-нормальные-зачетные фильмы, которым по мнению Трюффо не доставало жизни-души-надрыва-полета-правды-поэзии-индивидуальности. Короче это был конвейер. Такой же конвейер был и в Голливуде (которым местами восхищался Трюффо), но Голливуд - это был Голливуд, а у французов конвейер был с понтом Великой Традиции французской литературы-живописи-революции итп. Конвейер их был (как счас принято говорить) на скрепах. И Трюффо, обнаружил, что эта скрепочная братия слишком удобно устроилась, строча под копирку одни и те же темы и мессиджи.

В 60х Трюффо (вместе с Годаром, Рене, Ромером, Шабролем, Малем) показал этим французским михалковым как надо снимать кино и за пацана, что называется, ответил (его имя в истории кино очень сильно затмило Клеманов, Ораншей, Бостов и Деланнуа - светил, которых он разнес в той статейке).

На днях я смотрел одного Рене Клемана (Горит ли Париж? - эпопея про освобождение Парижа в WWII). Фильм так себе (Трюффо был прав), однако я обнаружил, что Клеман был не промах потроллить своих обидчиков.

Всем (почти всем) известен вот этот знаменитый образ с газеткой в пиджаке: Это Мишель Пуаккар в исполнении Бельмондо из годаровского Последнего дыхания - фильма-флагмана той атаки на французские скрепы, начатой Трюффо. Мишель Пуаккар - икона Новой волны. Новая волна - евангелие Авторского кино. А Авторское кино - основная мировая религия кинематографа.


Клеман посвятотатствовал, нарядив в своем фильме нацистского провокатора-предателя (в исполнении Трентиняна) в похожий прикид, главное - с точно такой же газеткой, которую он сует в карман, перед тем как послать на смерть группу парижских партизан прячущихся в фургоне:


(А чтобы не обижать Бельмондо, в этом же фильме ему отводится такой королевский эпизод, что дальше некуда)

Это ладно.

Вот вам не кажется, что не кино, а например музыка в новом тысячилетии обладает всеми признаками этой чортовой Традисьон де Калитэ?

Ибо (в отличие от кино) крутых альбомов совершенно не убавилось. Что за чуму Саббаты выдали два года назад, Насколько крут сольник Осборна 9 года, Alice In Chains последний - супер, последний Kreator, последний Pixies, Destruction, Trouble, Devo, Van der Graaf Generator, даже Yes - я их писклявую классику терпеть не могу, но какой-то из последних - прослушал полностью без проблем.

Но вот включаю заново осборновский Scream - и что-то не то. Все круто, но где-то в глубинах все как-то чудовищно неправильно.

Конечно - качество! Традиция! Традиция качества. Можно ли найти лучшее название для могилы для настоящего искусства?

Всё это уже было. Все эти рифы, все эти педали, все эти вскрики и симфонические интро. Ничего нового. Вообще нихрена.

То что они уже старичье - не отмаз. Вспомним Хичкока в 1960 и в 63 году. Бунюэля в 70х. Сержа-блин-Генсбура в 80х.

Другое дело, что 60-70-80е благоволили поиску. Поиском занимался человек. А не google.

Скоро эти придурки еще научат машину нормально имитировать процесс музыкального творчества. Вот уж где подивимся драйву с филингом. 1984 подкрался незаметно - с запада и в шоколадной обертке. She lived in a hostel with thirty other girls and she worked, as he had guessed, on the novel-writing machines in the Fiction Department. .. She was ‘not clever’, but was fond of using her hands and felt at home with machinery. She could describe the whole process of composing a novel, from the general directive issued by the Planning Committee down to the final touching-up by the Rewrite Squad. But she was not interested in the finished product. She ‘didn’t much care for reading,’ she said.