воскресенье, 22 июня 2014 г.

well, i turned into a martian woah oh oh

Поперевожу.

Марсианская поэзия - замечательное, но никуда не развившееся движение в стихотворстве США 80х годов прошлого века. Идея была в том, чтобы описывать предметы окружающего мира, будто увиденными обитателями других миров. Все пошло от крутого стиха Крейга Рейна 79 года, который сейчас возьму да переведу (благо он без рифмы).

Спойлер:
Речь в стихе идет поочередно о книге-тумане-дожде-машине-часах-телефоне-душе-кровати

Ориджинал:

A Martian Sends a Postcard Home
Craig Raine, 1979

Caxtons are mechanical birds with many wings
and some are treasured for their markings--

they cause the eyes to melt
or the body to shriek without pain.

I have never seen one fly, but
sometimes they perch on the hand.

Mist is when the sky is tired of flight
and rests its soft machine on the ground:

then the world is dim and bookish
like engravings under tissue paper.

Rain is when the earth is television.
It has the properites of making colours darker.

Model T is a room with the lock inside --
a key is turned to free the world

for movement, so quick there is a film
to watch for anything missed.

But time is tied to the wrist
or kept in a box, ticking with impatience.

In homes, a haunted apparatus sleeps,
that snores when you pick it up.

If the ghost cries, they carry it
to their lips and soothe it to sleep

with sounds. And yet, they wake it up
deliberately, by tickling with a finger.

Only the young are allowed to suffer
openly. Adults go to a punishment room

with water but nothing to eat.
They lock the door and suffer the noises

alone. No one is exempt
and everyone's pain has a different smell.

At night, when all the colours die,
they hide in pairs

and read about themselves --
in colour, with their eyelids shut.


Perevod:

Марсианин шлет письмо домой

Я видел птиц, зовущихся Какстоны –
У каждой много крыльев и значков

Глаза растечься норовят, когда в них смотрят
А в теле – крик, но боли почему-то нет

Я никогда не видел, чтоб они летали
Но на руках - на ветках будто - восседают часто

Туман – усталость неба от полета
Его машины приземляются на отдых вниз

Тогда весь мир – смурной и книжный
Похож на иллюстрацию под тонкою бумагой

Дождь – это все вокруг как телевизор
В настройках мира у цветов снижает яркость

Форд – это комната, внутри – один замок
Вставляешь ключ и пред тобой включается реальность

Уже записана на пленку в виде фильма
Стремительна и быстротечна потому что.

Но время не уйдет – привязано к руке
Или в коробке заперто с нетерпеливым тиком

В домах есть аппарат, что привидений полон
Он спит и в трубке слышен его храп

Но вот один из призраков кричит ужасно –
И аппарат несут к губам и шепчут, чтобы снова спал  

Потом они его зачем-то будят
В зловещий корпус тыча пальцами специально.

Лишь молодым позволено страдать
В открытую. Взрослее кто идут в кабину наказаний

Воды там много, но поесть нельзя.
Там закрываются и терпят страшный шум.

Одни. Никто кабины не избегнет
И боль у каждого имеет разный запах.

Ночь настает – цвета все подошли к концу
Земляне подвое идут в укрытья

И начинают чтенье про самих себя
Цветное и с закрытыми глазами. 




*
Какстоны - оттого что английского первопечатника звали William Caxton

2 комментария: