воскресенье, 27 декабря 2015 г.

scratch yourself in the presence of a lady

У Юнга 2 интересных момента:

(напомню, что по Юнгу сознательная личность это эго зажатое между предъявляемой миру персоной и душой-проводницей к вытесненным монстрам бессознательного. Персона - это то, каким по нашему мнению нас хочет видеть мир, бессознательное - котел, куда мы сваливаем все, что нам в нас не нравится. Душа у мужчины женского рода - анима, у женщины мужского - анимус. Ее задача знакомить человека с полной картиной, включая, все внутреннее дерьмо, от которого он или она постоянно пытаются убежать. Именно поэтому все бабы [проекции анимы] - суки и все мужики [проекции анимуса] - козлы.)



1. Охваченной анимусом женщине всегда грозит опасность потерять свою женственность, свою хорошо прилаженную женскую персону, точно так же как мужчина в подобных обстоятельствах рискует феминизироваться. 

Имеется в виду, что мужеподобные женщины имеют в бессознательном неких особо жестоких монстров (которых ни в коем случае нельзя предъявлять миру - телесные несовершенства, сексуальные девиации, травмы детства etc), о существовании которых им постоянно напоминает анимус, и это напоминание настолько навязчиво, что приобретает вид самой внешности человека. То же самое верно и в отношении женоподобных мужчин. Всем известно какие прекрасные из них выходят кино-негодяи - от Петера Лорре в Мальтийском соколе до толстяка в Юрском парке. Это от того, что размытость пола неосознанно читается нами как близость к бессознательным чудовищам - а кто это такие мы все знаем прекрасно. 

В этом плане интересная тема - нефоры. Какими я их помню в 90х-00х. В отличие от арт-богемы нефоры-мужчины не были однозначно женоподобны, равно как и нефоры-женщины - маскулинны. В каждом отдельном случае присутствовал очень интересный коктейль фенминных и маскулинных черт. И все это во внешности почти неизменно происходило на фоне черного цвета - однозначного символа бессознательного. 

Было ли это проявлением психологических проблем? Несомненно. Но это также было неопровержимым свидетельством того, к чему Юнг призывал почти во всех своих работах - признания собственных демонов и взаимодействии с ними - что в отличие от общепринятого заблуждения не отдает тебя в их власть, а напротив обезоруживает их.

В те лихие, как сейчас принято говорить, годы именно среди нефоров я находил самую здоровую и непринужденную атмосферу, в то время как все носители показной нормы вели откровенно упаднический/извращенный образ жизни. Демоны седлали их и устраивали невообразимые шабаши. И они ненавидели нас нефоров, ибо видели на нас символы бессознательного, которое их самих безудержно вертит на детородном органе. И они били нас, будучи позорно бессильными супротив собственных демонов. 

Из этого следует одна весьма актуальная импликация. 

Сегодняшняя одержимость запада трансгендером напрямую намекает на огромные проблемы в признании западом своей темной стороны. Они ведь хотят быть пушистыми и белыми ангелочками, Ганди-Леннон-Христосами. Это очень опасная ситуация - обезумевший ислам 10х может в дальнейшем показаться цветочками.




2. ... если анима производит настроения, то анимус — мнения. Как настроения мужчины выходят на свет из темных глубин, так и мнения женщин базируются на столь же бессознательных априорных предпосылках. Мнения анимуса весьма часто носят характер солидных, почти непоколебимых убеждений или якобы непререкаемо общеобязательных принципов. Анализируя эти мнения, мы перво-наперво сталкиваемся с бессознательными предпосылками, существование которых нужно, однако, еще обосновать, т. е. эти мнения мыслятся так, словно подобные предпосылки уже существовали. На самом же деле эти мнения вовсе не мыслятся, а берутся уже в законченном и готовом виде, и притом до такой степени убедительно, и фактически и непосредственно, что женщине даже не приходит в голову сомневаться в них.

Это известно всем мужчинам.

"Опять ей втемяшило в голову", "ее не переубедишь", "моча в голову вдарила", "жили-жили, вдруг - на тебе". Если внутри мужчины - капризная особа, то внутри женщины - суровый законодатель (или, как пишет Юнг - их там несколько). Даже самые сверхеформальные женщины рано или поздно встают в позу учительницы с лекцией о том как надо и как не надо (что-то делать). Если у женщины начинаются проблемы с собственными трудновытесняемыми недостатками, свидетельство этих внутренних конфликтов - появления беспрекословных мнений-максим, которые ей диктует анимус и которые она диктует мужчине: "Нам надо срочно купить оранжевый диван", "Ты меня не любишь и никогда не любил", "Мы все равно расстанемся" и т.п.

Вроде бы надо в этом случае женщину пожалеть, сказать "Я знаю о твоих проблемах", предложить мужественное shoulder to cry on... Ага - размечтался! Попробуй тронь этих вытесненных монстров! Только намекни о том, что тебе известно о вытесненной проблеме - отдача будет огнедышаще-годзиллической. Из-за того, что общество готовит женщинам вторые роли, женщины воспринимают любое свидетельство сора-в-избе сверхболезненно. Их и так подвергают магистральному унижению по половому признаку, а тут еще и это! Конечно, это лишь усугубляет проблему, и женщины снова диктуют своим мужчинам абсурдные постановления своей внутренней госдумы.

Ну и не следует забывать, что женщины встречаемые нами - проекции нашей собственной анимы и соответственно транслируют нам наши собственные внутренние содержания. И этот оранжевый диван может с такой же легкостью быть обнаружен в нашем собственном бессознательном, равно как и в бессознательном партнерши, (откуда его выволочет анимус).

3.

Часто когда я такое людям объясняю, они соглашаются, но затем пикируют в стопор пессимизма - "ну и что теперь делать..."

Тема в том, что делать особо ничего не надо. То, что бессознательный монстр выволочен на свет сознания - уже огромная победа (ибо терзают они людей, будучи неосознанными). Дальше возможны возвращения монстра, но если у тебя есть объяснения и если ты практикуешь волю - монстру придется ох несладко.





Комментариев нет:

Отправить комментарий