воскресенье, 29 ноября 2015 г.

emptiness, eagles and snow

(Небольшое замечание по поводу)

Я вдруг понял, что мое понимание смерти, сформировавшееся где-то между 8 и 12 годами, почти всецело сконцентрировано на идее одиночества. Небытие, как я его себе представлял, походило на необходимость вечно смотреть пустой телевизионный канал.

Но если есть тот кто смотрит - значит это не смерть.

Это вечное одиночество.

Теперь понятно, почему все мои мощные романы с женским полом неизменно следовали за смертью кого-либо из близких родственников (с обязательным присутствием на похоронах). Видимо контакт с проявлениями смерти активизировал необходимость решать проблему одиночества. Впрочем, обратный драйв (прочь от жестокого мира, где живет страшная Тень, привод к которой входит в символические обязанности сексуального партнера) неизменно брал верх.


Комментариев нет:

Отправить комментарий