понедельник, 29 декабря 2014 г.

can you keep them in the dark for life

Бу! или Несколько мыслей по поводу Миднайт Экпресс Алана Паркера - Оливера Стоуна - Билли Хейза (1971 - 1975 - 1977 - 1978)

1. А где у него мать? А - не смогла приехать. Случайно ли появление гёрлфренды в начале, пусть даже в реальности ее не было? Случайно ли что она запускает процесс избавления? Тюрьма, темница и иные подобные алькатразы - очевидные негативные символы женского, его материнского аспекта (Нойманн, 1955) (есть еще аспект анимический, представленный здесь героиней Айрин Мирэкл). Очевидно, что герой имеет какие-то утаенные темы по материнской части, утаенные не только от зрителей, создателей фильма и тд, но и от него самого. Очевидно, что не только герой, но и все люди живущие в подобной тюремной культуре имеют ужасных вытесненных монстров по отношению к матерям. И к отцам, вероятно, тоже. Но в первую очередь к женской части "шнурков в стакане". Абсолютно очевидно, что культура, в которой тюрьма начинает занимать такое магистрально-сакрально-гиперимманентное место, имеет огромные проблемы в сфере семьи, воспитания детей и, главное - выпуска их в самостоятельную жизнь. Проблемы связанные со многими самообманами и ложными традиционными конструкциями. Устаревшими нормами воспитания, не успевающими за историческим процессом. Родительским эгоцентризмом спрятанным за религиозными и моралистическими конвенциями. В одной похожей на Турцию из Полночного экспресса культуре тюрьма даже обзавелась сакральнейшим эвфемизмом зона. Что же такое зона? Зо́на (от греч. ζώνη «пояс») — многозначный термин. Первоначально: полоса плотной ткани, которой римлянки бинтовали грудь (материал из Википедии). Конечно, этимология не истина в последней инстанции, но заметьте - римлянки, а не римляне и - грудь, а не лоб-бедра-пальцы-хвосты-ит.д.. 

2. На французском постере наисано: L'important est de ne jamais desespere. Типа: никогда нельзя отчаиваться. Но фильм ведь совершенно об обратном - именно окончательно отчаявшись и опустившись с головой в slough of despond, герой наконец получил избавление. А не отчаивался - так просидел бы все 30 лет, отурчился бы и в сторону свинины даже и смотреть бы перестал. Веру магометову принял бы конечно. С другой стороны - отчайся он чуть раньше - сгинул бы в константинопольской пучине, где сгинуть по истории - как два пальца обоссать. 
Очевидно, что однозначного рецепта нет. Есть мучительный поиск тропинки между Сциллой и Харибдой, между Румелихисары и Анадолухисары, между буквой М и буквой А.